Автомобильные коллекционеры — народ суровый

По классическим канонам на восстановленной машине могут быть неоригинальными только аккумулятор и резина. В противном случае экспонат ценности не имеет. Но как быть, если у тебя на глазах гниет заслуженный автомобиль, а возможности доставать на него «родные» запчасти нет? В такой ситуации некоторые предпочитают пренебречь реставраторской этикой и спасать технику доступными методами. Например, имплантацией запчастей с других машин. Именно так в 2010 г. поступил Юрий Иванович Демин, отставной начальник ГАИ города Вольска, когда его сын Михаил купил полуразрушенный Willys МВ выпуска 1943 года.

Разумеется, один из предыдущих владельцев приварил к джипу металлическую крышу. Зато никакой антикоррозионной защиты он отродясь не знал, кузов зиял дырами, мотор и коробка передач не работали, люфты в рулевой системе ужасали, рессоры давно просели, приборы были мертвы, зеркала отсутствовали, а от салона остались жалкие клочья. Люди практичные в таких случаях сдают отживший свой век тарантас в металлолом, но настоящие автолюбители поступают иначе.

Практичную железную крышу срезали с негодованием, сквозные отверстия зашпаклевали. Сверившись с фотографией в е, приварили на борт крепеж для лопаты. Сиденья аккуратно обтянули дерматином, а на пол постелили линолеум. Приборную панель заселили отечественными приборами от ГАЗ-51, а на селектор КПП надели прозрачный набалдашник с розочкой внутри (на наш взгляд, последнее — явный перебор, также, как и современные противотуманки, и наклейка в виде орла на капоте). С зеркалами получилось смешно. Левое боковое — велосипедное, а вот такое же правое найти не удалось. Пришлось сделать самим из корпуса часов от «Победы».

Рессоры потребовали переборки — половина листов в них полопалась. Место испортившихся пластин благополучно заняли аналогичные от «Москвича». Кстати, амортизаторы конструкцией не предусмотрены — колебания гасятся за счет межлистового трения. Тормозные барабаны пришлось заказывать на заводе, потому что старые износились до прозрачности, а колодки, естествен

но, просто наклепали, использовав «жигулевские» накладки. Рулевая стала практически целиком «жигулевской» — от тяг до наконечников. Фары тоже «вазовские», а габаритные огни от ГАЗ-69.

Самое интересное у Вольского Willysa под капотом. Мотор пришлось подвергнуть капремонту, вместо изношенных поршней «поселить» подходящие от ГАЗ-51, бронзовые коренные вкладыши отшлифовать, а шатунные баббитовые отлить по-новому. Зато коленвал остался старый, и даже шлифовать его не потребовалось. С навесным оборудованием беда — меняли или ремонтировали почти все. Карбюратор с надписью: «Сделано в Чехословакии» достался от прошлого хозяина, утверждавшего, что он от Renault. Вместо вконец разболтанного штатного трамблера удалось пристроить похожий от ГАЗ-69. Немало хлопот доставил генератор, в водяном насосе «родным» остался только корпус, а стартер к моменту написания статьи был все еще неисправен — машина заводилась с помощью рукоятки. Обойти вниманием трансмиссию тоже не вышло: коробка передач от ГАЗ-51 «жила» на американце уже давно, а крестовины карданов пришлось пристраивать от Г АЗ-69.

Верхом на дедушке

Конечно, мы не удержались от искушения прокатиться на реанимированном дедушке джипостроения. Про эргономику говорить сложно. Пузатый водитель за руль Willysa просто не поместится — сиденье никаких регулировок не имеет и пододвинуто к очень тонкому, но огромному рулю почти до упора. Кроме того, автомобиль явно создавался под невысокого человека: при росте 180 сантиметров во время езды приходится сильно сутулится, и все равно линия взгляда упирается точно в верхнюю окантовку ветрового стекла.

При заправке выяснилось, что нужно снимать подушку сиденья — бензобак расположен прямо под шофером. В случае удачного попадания вражеской пули на небеса одновременно отправлялись и душа, и тело драйвера. Кстати, от халявного 72-го «губернаторского» бензина, который в Саратовской области в сентябре стоил не дешево, Willys нервно вздрагивал и временами чихал, хотя рассчитан на 66-й. Впрочем, не исключено, что дело было в неправильной установке угла опережения зажигания.

На ходу машина ведет себя по- грузовому, что при таком количестве нижегородских запчастей неудивительно. «Газовская» коробка передач требует соответствующего обращения, а именно двойных выжимов и перегазовок. Действовать нужно очень расторопно, так как на подъеме при переключении с 3-й на 2-ю двигатель раскручивается очень неохотно, а скорость падает быстро. Да и вообще автомобиль здорово чувствует увеличение крутизны подъемов.

Плавность хода для «рессорника» просто поразительная, и при этом, несмотря на отсутствие амортизаторов, практически никакого раскачивания.

А вот испытать Willys в его родной стихии — на бездорожье — нам не удалось. По дороге оборвало крестовину заднего кардана, и автомобиль пришлось срочно переоборудовать в переднеприводный. После этого загонять машину в грязь не было смысла. Может, оно и к лучшему — все-таки антикварная вещь.

Конечно, говорить в данном случае о реставрации не приходится — скорее это была реанимация с пересадкой донорских органов. Зато старина Willys участвовал весной 2010 года в Параде Победы в Вольске — так что, как бы то ни было, он снова в строю.